БРОКЕР-МОШЕННИК Вас кинул!? Сообщите об этом нам и мы расскажем об этом всем!!!

Россия продолжает наращивать свой вклад в Международный валютный фонд

Вместе с Китаем Россия добивается постепенной замены американского доллара обязательствами МВФ в качестве главной мировой валюты. Идея пока не совсем успешная, но Россия от нее не отказывается и при любом удобном случае демонстрирует свое желание усилить роль МВФ в мировой финансовой архитектуре. Как следует из опубликованного на прошлой неделе отчета Минфина об управлении нефтегазовыми доходами, резервная позиция России в МВФ в июне увеличилась на 4,9 млрд рублей. Всего с начала года Россия предоставила в распоряжение МВФ 20,4 млрд рублей и пообещала дополнительно купить облигации фонда на $10 млрд, то есть по текущему курсу на 312,5 млрд рублей. МВФ нужны деньги на спасение стран, серьезно пострадавших от кризиса, например, Украины и Белоруссии. Но активно выделяя деньги на поддержку чужих экономик, российское правительство не торопится с финансированием собственной антикризисной программы. Еще в октябре власти объявили о плане помощи банковской системе на сумму 225 млрд рублей, которая затем была увеличена до 255 млрд рублей. Хотели убить двух зайцев сразу - за счет накопленных государством нефтегазовых доходов помочь банкам выйти из кризиса и увеличить с их помощью кредитование реальной экономики. Но на 1 июля, то есть спустя восемь с лишним месяцев после принятия закона «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы», из обещанных 255 млрд рублей правительство предоставило банкам лишь 32,1 млрд рублей (12,6% от общей суммы), причем последний раз деньги перечислялись в середине марта. Как следует из того же отчета Минфина, в июне так и не были выделены:

30 млрд рублей на кредитование малого и среднего бизнеса, 19,2 млрд рублей на субординированные кредиты десяти российским банкам (эти кредиты были одобрены ещё 27 апреля), 40 млрд рублей на субординированный кредит Агентству по ипотечному жилищному кредитованию.

В рамках программы помощи банкам остаются не распределенными 133,7 млрд рублей и правительство не спешит их распределять. Почему же власти охотно помогают МВФ и притормаживают с помощью российской экономике? Есть несколько объяснений.Во-первых, выгодней помогать МВФ, а не российским банкам. Схема помощи банкам предполагает замораживание бюджетных рублей на банковских депозитах на срок 5 - 10 лет. А обязательства МВФ ликвидны и, в случае девальвации рубля, позволят получить дополнительный доход на курсовой разнице. Возможно, это лишь краткосрочная выгода, но в условиях кризиса правительство оказалось не способно к долгосрочному планированию.Во-вторых, проще помогать МВФ, чем российским банкам. Антикризисные механизмы МВФ ясны и прозрачны, а в России выделение бюджетных денег коммерческим организациям - большая бюрократическая проблема. Приходится на ходу переписывать законы и разрабатывать новые правила. Даже если правительство действительно хотело помочь экономике, оно оказалось к этому не готово. Работающие механизмы поддержки только создаются, согласовываются в привычном для чиновников неторопливом темпе.В-третьих, помогая МВФ, российское правительство удовлетворяет свои высокие международные амбиции. Что такое кредит в $15 млн какому-то там «Новикомбанку» по сравнению с мировой революцией, требующей миллиарды долларов? Может и подождать. Кризис дает шанс России за счет накопленных резервов усилить позиции в мире, в том числе в международных организациях вроде МВФ. Плюс к этому, масштабная помощь МВФ пострадавшим странам способствует восстановлению мировой экономики, а значит, восстановлению спроса на природные ресурсы и росту цен на нефть, газ, металлы. А если эти цены сильно вырастут, то можно надеяться, что и с кризисом в России будет покончено. Действия властей выглядят логично, но некрасиво. Им не хватает агитационной поддержки. Должны ли мы волноваться из-за того, что деньги бюджета достаются МВФ, а не нашей экономике? Может быть, надо этим гордиться? В «Программе антикризисных мер правительства» нет ни слова ни об антикризисной помощи МВФ, ни об антикризисном фонде ЕврАзЭС, ни об экстренных кредитах, которые Россия раздает дружественным странам. А ведь как раз эта ненаписанная часть программы, более-менее успешно выполняется. На общем фоне стенаний был бы повод для триумфальных рапортов.